udav102 (udav102) wrote,
udav102
udav102

Первая ядерная война может начаться из-за воды

Ситуация с доступом к воде заметно обострилась...
In article 6158267f3e

Доступ к воде в недалеком будущем может привести к вооруженным столкновениям в некоторых регионах планеты и даже разжечь локальную ядерную войну. С таким прогнозом выступили гидрологи и политологи, проанализировав ситуацию вокруг 1400 уже существующих или еще строящихся водохранилищ и дамб на приграничных и пограничных реках, сообщает Global Environmental Change.

Будет жарко

Эксперты выделили несколько потенциальных «горячих точек» в Южной Азии, Африке и Латинской Америке. Конфликты из-за воды возможны, например, между Индией и Пакистаном, между Китаем и Вьетнамом, а также между Мьянмой и ее соседями. При этом Индия и Китай – ядерные державы. И ученые не исключают реальной угрозы применения этого крайнего аргумента, если иным путем решить проблему не удастся.

Но еще больше их волнует ситуация на севере Африки, в окрестностях истоков Нила и в долине реки Аваш в Эфиопии. Правительство страны запустило несколько масштабных проектов по постройке дамб в бассейне Нила. Это может сильно сократить количество воды, попадающей в Египет, усугубив последствия засух и неурожаев.

Конфликты из-за общего пользования водами или акваторией тех или иных рек и морей возникают ежегодно, отмечается в исследовании. Ситуация обостряется из-за стремительного роста населения Земли, водных «аппетитов» экономики и нарастающего изменения климата.

Города и гамбургеры

Проблема не только и даже не столько в питьевой воде. В конце концов, рекомендованные среднестатистическому человеку два литра воды в день – это не так уж много. Более важна вода для развития промышленности, для обеспечения экономического роста и интересов горожан. И вот это тройное давление повышает спрос на водные ресурсы. Мы выпиваем всего пару литров, а «съедаем» десятки тысяч литров воды в течение дня.

«На производство одного гамбургера от и до нужно около 2,5-3 тысяч литров воды в зависимости от страны и климата. Если мы говорим о выработке энергии при помощи воды, там это превращается уже в десятки и сотни тысяч литров. И эта нагрузка – она основная», – пояснила «Ридусу» заместитель директора Ибероамериканского сектора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Анастасия Лихачева.

Население планеты, безусловно, растет. И наблюдается, особенно в развивающихся странах, интенсивный экономический рост на протяжении последних десятилетий. При этом происходит активный процесс урбанизации. А люди, переезжая в города, перенимают городские привычки и начинают потреблять больше воды.


Плюс климат

В силу изменения климата водный режим тоже меняется. С одной стороны, самого ресурса порой становится избыточно много – достаточно вспомнить об учащающихся наводнениях. Но это никак не помогает развитию сельского хозяйства, наоборот, мешает. С другой стороны, где-то вода убывает, например какие-то реки становятся сезонными (то есть временами пересыхают), что также негативно влияет на ситуацию в водном вопросе.

Но уже очевидно, что локальные решения вроде строительства в той или иной стране отдельных плотин, перекрывающих воду соседям, не являются устойчивыми, уверяет эксперт. Единственный выход – адаптация к новым условиям. В первую очередь за счет применения современных эффективных технологий в водном хозяйстве, поскольку уровень потерь колоссальный.

Если посчитать мировой водозабор в целом, из десяти капель воды теряется примерно семь – на испарения, уход в почву и т. д. Понятно, что это естественный процесс и таких потерь полностью не избежать. Но часть из них можно сократить, например, за счет технологий повторного водопользования, улучшенной очистки. Можно также получать воду за счет опреснения (эти технологии значительно подешевели) и других нетрадиционных источников.

Еще один путь экономии – международная торговля. То есть вместо попыток производить все товары с помощью своих ограниченных водных ресурсов можно предпочесть импорт. А самим на этой воде производить, например, услуги, которые менее водоемки.

Все индивидуально

В разных регионах, обозначенных в качестве возможных «горячих точек», ситуация не одинакова. Так, отношения между Индией и Пакистаном никогда не упирались исключительно в водный вопрос. Определяющую роль в регионе играли и играют политические, религиозные, культурные и прочие разногласия. Ситуация вокруг доступа к воде может подогревать данные разногласия, но она не главный камень преткновения.

А вот в отношениях Эфиопии и Египта вода действительно является очень важным вопросом. В целом там менее острая степень противостояния, чем между Индией и Пакистаном, но сама проблема шире.

Как поясняет Лихачева, исторически сложилось так, что Египет, который является самой низкой страной в бассейне Нила и географически зависим от других стран, на деле устанавливает режим использования реки, разумеется, благоприятный для себя. А на долю Эфиопии сейчас приходится всего около 2–3% водозабора Нила. Но в последние годы она пытается пересмотреть сложившийся порядок.

При этом Аддис-Абеба привлекает на свою стороны другие страны бассейна, расположенные между Эфиопией и Египтом, предлагая им дешевую электроэнергию за счет той плотины, которую планирует построить. Этот проект поддерживается также Саудовской Аравией и Израилем. Поэтому там внешние игроки тоже имеют довольно существенный вес. Но в Каире подобные планы, разумеется, вызывают негативную реакцию.

«Ситуация конфликтная, безусловно. И она усугубляется тем, что Египет сейчас активно начинает использовать этот вопрос в своей внутренней политической повестке. Образ врага никто не отменял», – говорит эксперт.

Конфликты – да, войны – сомнительно

Но вода – очень специфический объект для того, чтобы из-за него воевать. Как, например, Египет может вооруженным путем разрушить планы Эфиопии? Допустим, взорвет плотину. Но ведь дальше надо будет обеспечить ситуацию, в которой эта плотина не будет возведена вновь, что весьма проблематично в условиях значительного географического расстояния между странами. А просто война не решит проблему воды, но будет подтачивать собственные силы и ресурсы.

Разговоры о том, что вода – это новая нефть, голубое золото и т. д., все-таки в большей степени спекуляции и способ (вполне, в общем-то, оправданный) привлечь внимание общественности к проблеме, считает Лихачева. Но войны именно из-за воды, на ее взгляд, все-таки маловероятны. Другое дело, что ситуация вокруг доступа к водным ресурсам может послужить очень сильным катализатором ухудшения общей обстановки в области региональной безопасности.

«Возможны конфликты разной степени интенсивности, вплоть до каких-то отдельных вооруженных столкновений, которые могут быть, когда, условно говоря, крестьяне из Вьетнама недополучат воду и атакуют какой-то китайский пост. Но называть это полномасштабной войной – большое преувеличение. Торговые блокады, санкции, это все возможно, безусловно, но это все-таки не война», – заключает эксперт.


Tags: вода
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments