udav102 (udav102) wrote,
udav102
udav102

Самая читающая нация: что читали россияне в 2017 году

Главные книги российских писателей, вышедшие в 2017 году и вызвавшие массовый ажиотаж у читающей публики, пополнив золотой фонд современной русской литературы.

10. «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»

Журналист и литературный критик Лев Данилкин переосмыслил биографию Владимира Ленина аккурат в год столетия Октябрьской революции: книга о вожде принесла Данилкину заслуженную национальную литературную премию «Большая книга-2017».

Для Данилкина Ленин — не дядя на постаменте с вытянутой вперед рукой, а живой человек со своими страстями, философ и манипулятор у власти, который оказался в эпицентре истории. Из книги мы узнаем, что Ленин бешеный путешественник — прошел и проехал на поезде и велосипеде десятки тысяч километров: был в Восточной Сибири, на Капри, взбирался даже на Везувий и Монблан,отмечается на портале «Год литературы».

9. «Соколиный рубеж»

Объемный труд Сергея Самсонова называют одной из главных литературных неожиданностей года. Героями этого былинно-эпического романа выступили немецкий ас, аристократ-ницшеанец, белокурая бестия Герман фон Борх — и сталинский сокол, сын раскулаченных крестьян, детдомовец Григорий Зворыгин.

Растянувшаяся на несколько лет дуэль двух асов ближнего воздушного боя под пером современного писателя приобретает черты мифические, как поединок Ахилла с Гектором, в ходе которого противники зашвыривают друг друга за ближайшую тучку и вбивают в землю по колено. Исход битвы в воздухе, слава богу, нам в целом известен, — но автор поворачивает дело так, что личное поражение одного оказывается трудно отличить от личной победы другого. И наоборот.

8. «Номах»

Роман дебютанта списка «Большой книги» Игоря Малышева рассказывает о Гражданской войне и ее герое — Несторе Махно.

Анаграмма «Номах», взятая из поэмы Есенина «Негодяи», отсылает к имени главы анархистской армии Нестора Махно. В своем романе Малышев пытается раскрыть мотивы человека и народного защитника, который на практике пытался воплотить идеи анархо-коммунизма,поясняют литературные критики.

7. «Катаев: „Погоня за вечной весной“»

Вторая премия «Большой книги-2017» досталась Сергею Шаргунову, представившему биографию Валентина Катаева: «Удачная попытка непредвзято оценить противоречивую и изрядно потускневшую сегодня фигуру мастера и бесподобного стилиста — автора сказки „Цветик-семицветик“, повести „Белеет парус одинокий“, мемуаров „Алмазный мой венец“», — говорят критики.

Катаев совсем неоднозначен — в литературе он ценил не «позицию», а талант, плевал на авторитеты и старался сочетать европейскую просвещенность и русский патриотизм. Жизнь Катакева полна тайн и невероятных событий. Разговор о нем неизбежно воскрешает огромный литературный и исторический контекст.

6. «Петровы в гриппе и вокруг него»

Финалист премии «Большая книга», екатеринбуржец Алексей Сальников распространяет свой роман через Bookmate абсолютно бесплатно, но это одна из наиболее ценных книг уходящего года. «Петровы в гриппе и вокруг него» — это история об обычной на первый взгляд жизни семьи Петровых, рассказанная адекватным современному сознанию языком.

Жизнь обычной семьи в Екатеринбурге выливается в удивительное приключение, стоит только главе семейства заболеть гриппом. С каждой главой сюжет обрастает странными и зловещими подробностями, герои действуют в состоянии полной расфокусировки и предновогодняя горячка только подталкивает на новые безумства. «Петровы в гриппе и вокруг него» — роман, полный ярких стилистических находок и неоджиданных смыслов, которые следует разгадать читателю.

5. «Город Брежнев»

Лауреат третьей премии «Большая книга-2017» Шамиль Идуатуллин представил книгу о жизни подростка Артура Вафина в промышленном городе Брежневе, где производят Камазы. Его роман — это пазл из советских реалии «восьмидесятых», с их очередями, плановым производством и коммунистической пропагандой. Советский мир Идуатуллина лишен флера и ярких красок, наполнен абсурдностью, вечным дефицитом и безысходностью.

Замкнутые комплекса, пустыри и улицы Брежнева диктуют свои уличные правила жизни, где важно сделать правильный выбор, доказать пацан ты или чушпан и ответить на главные вопросы. А ответы на них часто находятся в драках — бессмысленных и безжалостных. Поиск авторитетов, влюбленность, предательство друзей и уличные подвиги, взаимоотношениям с родителями — герой проходит через мясорубку переходного возраста вполне удачно. По крайней мере, книга заканчивается смертью Андропова, девяностые с их трагизмом и разрухой еще не пришли.

4. «Неизвестность»

«Неизвестность» прозаика и сценариста Алексея Слаповского собрала в единое целое разрозненные дневники, письма и документы, которые рассказывают историю одной семьи.

В новом романе Алексея Слаповского переплетены судьбы разных поколений одной семьи. События охватывают две войны, революцию, девяностые и современную Россию. Идеалы каждого следующего поколения проходят испытания временем и меняются до неузнаваемости. Пестрота рассказов, воспоминаний и писем собирается в одно красочное полотно, за которым маячит неизвестность.

3. «Тайный год»

Новый роман Михаила Гиголашвили посвящен самому загадочному отрезку долгого правления Ивана IV — его годичной «добровольной отставке» с московского трона.

Книга Гиголашвили — не исторический и не документальный роман, а настоящая фантасмагория — есть что-то в нем от детектива, психодрамы и босхинианы. Фигура Ивана Грозного находится в центре внутренних проблем государства, царь не столько действует, сколько рефлексирует о народе, разрухи в стране, взяточничестве и неутроенности в государстве.

2. «Патриот»

Долгожданный роман Андрея Рубанова «Патриот» погружает в Россию «нулевых»: его главный герой — успешный банкир, который не может найти себе места в новой реальности. Он одержим сверхидеей участвовать в грядущей войне «на юге России» и шить дизайнерские ватники — в этом весь его патриотизм, который выливается в тотальную безысходность и смерть героя.

В романе проявляются гоголевский абсурдизм, пугающая политика и экзистенциальное отчаяние лишнего человека.

1. «iPhuck10»

Очередная работа Виктора Пелeвина, в которой один из наиболее изобретательных русских литераторов продолжает изощренно бичевать современное искусство.

Романист вводит новый искусствоведческий термин. Искусство первой трети XXI века, уверяет Мара Порфирия, — это «гипс». Не в том смысле что «гипсовые статуи», разумеется, а в том, что Бог умер (или почти умер), его положили в саркофаг, и «гипсовое искусство — это искусство, которое своим виртуальным молотом пытается разбить этот саркофаг. Или, наоборот, старается сделать его еще крепче». Подобное мерцание смыслов и переливы многоуровневой иронии вообще насквозь пронизывают 400-страничную книгу.
Tags: книги, чтение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments