udav102 (udav102) wrote,
udav102
udav102

«Школьный бунт»: почему родители восстали против школы, где учатся их дети

Новый конфликт в московской школе опять поставил ребром вопрос, кто в школах хозяин — дети, родители и учителя или чиновники из департамента образования?

Завершилась третья неделя конфликта в московской школе № 734, где учителя и родители «восстали» против консервативного директора. В четверг некоторые СМИ сообщили, что департамент образования города Москвы назначил туда новым директором прежнего заместителя, Ирину Курачеву. Однако в школе «Ридусу» эту информацию не подтвердили, сообщив, что Курачева остается и. о. директора. И кто станет директором без приставки «и. о.», сейчас не известно.

Народное образование в России — традиционно поле непрерывной битвы между консервативной школьной системой, которая требует от учителей и учеников соответствия установленным регламентам, и отдельными прогрессивно мыслящими и «пассионарными» учителями, к которым родители пытаются устроить детей всеми правдами и неправдами.

Время от времени эта битва переходит из вялотекущего состояния в «горячую» фазу, последним примером которого и стала Школа самоопределения имени А. Н. Тубельского в московском районе Измайлово (официально именуемая ГБОУ № 734).

«Коммуна» в Измайлово

Конфликтная ситуация в школе № 734 возникла не сегодня; корни ее были заложены еще тогда, когда на смену Тубельскому пришла его ученица Юлия Грицай, рассказала «Ридусу» историю конфликта член Общественной палаты РФ Елена Альшанская.

«С точки зрения педагогической Юлия действительно была верной продолжательницей системы, созданной ее учителем. Но ведь работа директора школы больше административно-хозяйственная, чем педагогическая. И вот здесь Грицай, конечно, не справилась. У департамента образования Москвы претензии к ней стали нарастать как снежный ком», — говорит Альшанская.

Двойственность положения школы Тубельского заключается в том, что формально — это обычное государственное образовательное бюджетное учреждение (ГБОУ, ласкающая слух аббревиатура). С другой стороны, коллективу этого ГБОУ удалось создать и десятилетиями поддерживать совершенно уникальный «внутренний мир», создав атмосферу самоуправляемой республики («коммуны», по выражению Альшанской).

Пока у руля школы находился Александр Тубельский, ему удавалось вести ее между Сциллой и Харибдой — осуществляя свою педагогическую «макаренковскую» концепцию и одновременно не очень раздражая чиновников из ДО. Юлия Грицай, не имеющая ни педагогического, ни административного опыта, такой баланс поддержать не сумела.

«Департамент сейчас всех директоров нагибает, чтобы школы выходили на самоокупаемость, внедряли платные услуги и т. д. Она же отказывалась это делать из принципа — что, конечно, устраивало родителей. Но она пошла на прямой конфликт с ДО. И ее сняли приказом», — рассказала Альшанская.

От Школы самоопределения — до ГБОУ № 734

На вакантное место департамент пригласил в мае прошлого года сибиряка Сергея Москаленкова. Сейчас среди учителей и родителей школы № 734 ходят разные версии, почему произошло то, что произошло.

«Мы первый год просто не понимали, что происходит. Думали, что просто пришел новый директор, надо дать ему время разобраться, понять авторскую методику основателя школы… Даже старались ему помогать — группами по пять-восемь родителей ходили к нему на прием, объясняли, что он своими действиями уничтожает всё, что было наработано при Тубельском», — рассказала «Ридусу» Руфина Гутина, дети которой один за другим посещают эту школу с 2001 года.

Гутина также является участницей управляющего совета школы.

«Если смотреть правде в глаза, то при директорстве Грицай школа по формальным показателям никогда не выделялась из „середнячков“ — по результатам ЕГЭ, например, болталась где-то на 500-х местах по Москве. Но родителей это устраивало абсолютно, потому что дети в этой школе получали то, что ни в каких формальных показателях не отражается: умение думать и принимать самостоятельные, взрослые решения — все ученики старше 7-го класса участвовали в „больших педсоветах“ наравне с учителями», — говорит Альшанская.

Накануне в своем аккаунте в Facebook Москаленков написал, что он и его семья «подвергаются травле» и что он попросил руководителя департамента освободить его от должности по семейным обстоятельствам: «К моему сожалению продолжение диалога сегодня полностью заблокировано родителями части школьного коллектива», — написал он (орфография оригинала сохранена).

Родители, однако, убеждены, что никакой диалог с Москаленковым был невозможен все то время, что он возглавлял школу. Попытки объяснить новому директору, что превращать уникальную авторскую Школу самоопределения в просто еще одно ГБОУ — не в интересах детей, оказались безуспешными, утверждает Руфина Гутина.

«У нас сложилось совершенно твердое убеждение, что Москаленков — это какой-то марсианин, робот, функционер, который выполняет заложенную в него программу. Он и его команда, как бульдозеры, механически выполняют требования по демонтажу демократической системы Тубельского, диктуемые из депобраза. Главным аргументом директора было „не положено“», — говорит она.

То ли это является условием его назначения в школу и он просто лишен свободы действий; то ли директор действительно считает, что идеалом учебного заведения является не творческая атмосфера, а соответствие финансовым и прочим показателями, собеседницы «Ридуса» точно утверждать не берутся.

Мы трезвые люди, но наш бронепоезд

С «добровольно-вынужденным» уходом Сергея Москаленкова, о котором он сообщил в своем Facebook 23 января, ситуация становится еще более неопределенной.

Сейчас обязанности директора исполняет его заместитель, 23-летняя Ирина Курачева.

Перед молодым и. о. сейчас стоит альтернатива: либо стать таким же «роботом» и продолжать по требованиям ДО «ломать через колено» педагогический коллектив, либо сделать то, что за два года так и не смог по каким-то причинам сделать ее предшественник — попытаться найти общий язык с учителями и родителями.

«В первом случае учителя просто коллективно уволятся, родители заберут детей из школы и они все вместе, скорее всего, организуют какое-то новое учебное заведение вне юрисдикции ДО», — полагает Альшанская.

«Мы никогда не были против того, чтобы наша школа оставалась в пространстве, предлагаемом депобразом! Мы трезвые люди. Мы требуем только, чтобы в школу было назначено руководство, умеющее, с одной стороны, работать в рамках, определяемых департаментом, но при этом разделяющее ценности нашей школы и сумеющее это органично соединить», — в свою очередь объясняет Гутина.

Когда мечтать вредно

Надеждам родителей на то, что новоназначенный директор сможет вернуть школу в состояние, в котором она пребывала при Александре Тубельском, скорее всего, сбыться не суждено, реалистично настроен бывший преподаватель истории школы № 734 заслуженный учитель РФ Александр Снегуров.

«Давайте говорить без обиняков. Любой директор школы будет выполнять сценарий департамента образования. Конечно, всегда будут нюансы, связанные с личностью конкретного руководителя, но это очень короткий поводок: отойти далеко от „генеральной линии“ ни один директор не может. Смена директора в конфликтной ситуации — это обычно просто попытка выпустить пар», — сказал он «Ридусу».

В ДО задачу директора видят в четком исполнении инструкций, а вовсе не в потакании запросам родителей школьников, подчеркивает учитель.

То, что Тубельскому долгие годы удавалось развивать свою авторскую методику, не вступая при этом в прямой конфликт с системой, скорее исключение, чем правило, считает Снегуров.

«Тубельский был авторитетом в школьной среде, именно как инноватор. Это снискало ему лояльное отношение в руководстве системы народного образования. Он мог себе позволить маневрировать, обходя сценарии, спускаемые системой. А в этом сценарии директор всегда находится меж двух огней: не сумел договориться с родителями — виноват директор. Не выполнил указаний департамента — виноват снова он же», — рассказывает Снегуров.

«Восстание родителей» в школе им. Тубельского — это бунт не против теперь уже бывшего директора Сергея Москаленкова персонально; это протест именно против системы, лояльным проводником требований которой он пытался быть.

Перед «молодым менеджером» Ириной Курачевой сейчас стоит первостепенная задача: успокоить «общественное мнение» в масштабах своей школы в расчете, что родители и учителя перестанут «бузить». А затем тихой сапой вернуть все на круги своя в надежде, что на новый бунт у них уже не хватит ни запала, ни желания перешибать плетью обух.

Молчание — знак согласия

Сам Сергей Москаленков, поблагодарив «Ридус» за внимание к его персоне и сложившейся вокруг нее обстановке, тем не менее отказался предоставить свою версию произошедшего.

«Мне сейчас нужно время, хотя бы пару дней, чтобы определиться со своей позицией, которую я смог бы озвучить. Пока ситуация остается острой, я бы предпочел обойтись без комментариев», — сказал он.

В отличие от Москаленкова, который попросил пару дней, чтобы собраться с мыслями, в департаменте образования правительства Москвы для ответа на запрос «Ридуса» попросили неделю.

Мы решили поэтому обойтись без версии ДО, раз ведомство Исаака Калины не считает нужным ее озвучивать в СМИ.

Ирина Курачева не смогла ко времени выхода этого материала ответить на вопросы «Ридуса»: «застряла в пробке» по пути из департамента образования обратно в школу.

Tags: образование, скандалы, школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments