udav102 (udav102) wrote,
udav102
udav102

Раздел России на 14 частей — зло или благо?

Предложение Минэкономразвития о делении России в дополнение к существующим федеральным округам еще и на экономические макрорегионы продолжает начатую в РФ в первые же месяцы после распада СССР административную реформу.

Она же вызывает в памяти фразу «Новое — это хорошо забытое старое». Потому что предлагаемая структура макрорегионов практически один к одному совпадает с существовавшим в РСФСР экономическом зонированием.

Сейчас МЭР предлагает вернуться к этому делению в границах РФ — на Дальний Восток, Северный Кавказ, Центральный, Центрально-Черноземный, Северный, Северо-Западный, Южный, Волго-Камский, Волго-Уральский, Уральский, Западно-Сибирский, Южно-Сибирский, Енисейский и Байкальский районы.

Что-то похожее еще в 1990-х годах неоднократно предлагал лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Он указывал, что в Российской Федерации слишком много субъектов и это лоскутное одеяло было бы правильнее сшить более крупными кусками.

Одеяло убежало

Профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ Наталья Зубаревич уверена в том, что предлагаемая схема зонирования не окажет никакого влияния на экономическое развитие страны, ни позитивного, ни негативного.

Деление на макрорегионы — это реинкарнация существовавшего в СССР деления на экономические районы, только более дробная. И та и эта схемы отражали объективно сложившиеся инфраструктурные связи внутри этих регионов, но никогда не оформлялись административно. В документах Госплана, к примеру, эти районы почти никогда не употреблялись, и то, что сейчас предлагает Минэкономики, — это тоже не более чем намерение формализовать сложившиеся реалии, но никак не попытка их администрировать,
— сказала она.

Профессор не разделяет опасений, что принятие схемы макрорегионального деления растащит единое «экономическое одеяло» России на куски. Такое опасение, в частности, высказал полпред президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло.

Он считает, что при подобном дроблении произойдет ослабление интеграции межрегиональных процессов, усилятся проблемы развития сибирских регионов, нарушатся и так достаточно сложные, но единые для всех субъектов округа условия хозяйствования и жизнедеятельности.

Глупости все это. Эти экономические районы уже сейчас существуют в реальности, разве они каким-то образом растаскивают единое пространство на части? Что изменится от того, что и так существующие в реальности тяготеющие друг к другу экономические кластеры формально обозначат на карте? У меня вообще есть ощущение, что идею экономических районов придумали для того, чтобы кто-то писал про это школьные учебники и диссертации,
— говорит эксперт.

Три карты, три карты

Без карты, по одним лишь названиям, остается непонятным, как могут функционировать предлагаемые макрорегионы, говорит кандидат географических наук Сергей Рогачев.

Почему так важно посмотреть на карту? Потому что станет понятным, совпадают ли границы мккрорегионов с границами федеральных округов, или где-то одно делится другим на части. Вообще же федеральные округа создавались так, что они почти полностью совпали с округами военными, — то есть экономические связи между регионами при этом никак не учитывались,
— сказал он «Ридусу».

В качестве примера такого неудачного административного формирования Рогачев приводит Уральский ФО — который, по его мнению, совершенно искусственно объединяет в себе регионы, экономически друг к другу не тяготеющие.

Примерно таким же искусственным экономическим районом был в РСФСР Волго-Вятский район, напоминает он. Никаких реальных связей внутри него не существовало, но кому-то в Госплане СССР очень хотелось сделать миллионный Нижний Новгород (тогда Горький) экономическим балансиром Москвы в европейской части России. Однако до самого распада СССР этот город так и не смог сделаться центром экономического притяжения окружающих областей.

Что же касается Сибири и Дальнего Востока, то, добавляет Рогачев, там экономическое районирование до сих пор не сложилось, это «целинные территории» с точки зрения экономической географии.

Регионально говоря

Экономическое зонирование вообще, откровенно говоря, довольно волюнтаристское занятие, продолжает эксперт. Ведь в той же РСФСР экономические районы не имели никаких полномочий, никаких органов управления, и в Госплане их вспоминали только для сбора статистики.

Возьмите такую экономическую сверхдержаву, как США. Наши географы иногда „по привычке“ делят США на „макрорегионы“ — Новая Англия, Средний Запад, Тихоокеанское побережье и т. д. Но сами американцы, насколько я знаю, про такое деление ничего не слышали — в Штатах никогда не было попыток провести внутренние экономические границы. Там все торгуют со всеми, центры тяготения постоянно появляются и исчезают, и провести какое-то долгосрочное районирование просто невозможно,
— говорит он.

Тем не менее в территориально маленьких Франции или Испании центральные власти предпринимают попытки экономического зонирования, также исходя из объективно сложившихся экономически внутренне связанных территорий.

Но если во Франции и Испании центральные власти таким образом перекладывают на плечи своих «макрорегионов» заботы о финансировании проектов, которые интересны только в границах этих регионов, то каковы в этом смысле задумки МЭР, на сию минуту непонятно.

Будут ли даны макрорегионам полномочия распределять финансовые потоки, и если да, то как это будет администрироваться? Будут ли созданы при каждом из таких макрорегионов должности какого-то их представителя, или эти вопросы останутся в ведении представителей президента при соответствующем ФО? Тут возможны разные схемы, и предложенные Минэкономики новшества пока ответа на эти вопросы не содержат,
— подытоживает Рогачев.


Tags: социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments